Александр Лукашевич: Украине нужна «партия» выполнения «Минска»

Политика

Александр Лукашевич: Украине нужна «партия» выполнения «Минска»Политика12:15 10.02.2021(обновлено 14:15 10.02.2021) Получить короткую ссылкуhttps://cdn11.img.sputnik.by/i/logo-itemprop.pngSputnik Беларусьhttps://cdn12.img.sputnik.by/i/logo.pngSputnikhttps://cdn12.img.sputnik.by/i/logo.pnghttps://sputnik.by/politics/20210210/1046865621/Aleksandr-Lukashevich-Ukraine-nuzhna-partiya-vypolneniya-Minska.html

Постпред России при ОБСЕ Александр Лукашевич в интервью РИА Новости рассказал об ожиданиях Москвы от нового генерального секретаря Хельги Шмид и шведского председательства в 2021 году, а также обсудил дискриминацию журналистов на территории объединения.

В декабре 2020 года ОБСЕ удалось преодолеть управленческий кризис и назначить новое руководство. Постпред России при этой организации Александр Лукашевич в интервью РИА Новости по случаю Дня дипломатического работника рассказал об ожиданиях Москвы от нового генерального секретаря Хельги Шмид и шведского председательства в 2021 году, в частности, в вопросе урегулирования ситуации на Украине.

Постпред дал оценку ситуации с притеснением Sputnik и RT на пространстве ОБСЕ и дискриминацией русского языка и русскоязычного населения Прибалтики, а также прокомментировал закрытие президентом Украины Владимиром Зеленским ряда телеканалов, вспомнив в этой связи «афоризмы» Владимира Кличко. Беседовала корреспондент РИА Новости в Вене Маргарита Костив.

– Рады тому, что государствам-участникам удалось-таки преодолеть управленческий кризис в ОБСЕ в 2020 году. Как известно, почти полгода Организация «дрейфовала» без формально утвержденного руководства ключевых исполнительных структур. Рассчитываем, что назначение нового генерального секретаря и глав трех правозащитных институтов принесет лучшую управляемость нашего «корабля» и станет залогом его устойчивого движения к стоящим перед нами общим целям.

Верим, что негативные явления, обострившиеся во время пандемии коронавируса, доказали безальтернативность взаимовыгодного сотрудничества и поиска пересекающихся интересов во всех сферах безопасности.

Что же наиболее важно в работе генсекретаря ОБСЕ? Прежде всего, это эффективная координация всех структур Организации, встраивание их деятельности в русло потребностей государств-участников, как это отражено в соответствующих решениях директивных органов. Здесь очень важны прозрачность и подотчетность. Сейчас как никогда требуется восстановить нормальный межгосударственный диалог. Поэтому ждем от Секретариата оценок тенденций в сфере европейской безопасности и стратегического видения путей снижения напряженности и обеспечения доверия в Евроатлантике.

Искренне надеемся, что под руководством госпожи Хельги Шмид Секретариат поможет развить сотрудничество ОБСЕ с региональными структурами на востоке зоны ее ответственности, такими как ОДКБ, СНГ, ЕАЭС и ШОС. ОБСЕ должна тянуться на Восток не в плане «менторства», а для обмена опытом и налаживания сотрудничества.

Прошлый год наглядно показал, что ОБСЕ серьезно недоиспользует заложенный потенциал межгосударственного взаимодействия. Считаем, что сейчас пора углубленно заняться повышением эффективности функционирования Организации. В конце прошлого года Россия предложила создать специальную рабочую группу, разработать к следующей министерской встрече ОБСЕ в декабре 2021 года в Стокгольме первые практические выводы. Рассчитываю, что в ближайшее время этот процесс удастся запустить – при активной поддержке Секретариата и лично Генерального секретаря.

– Действующее председательство ОБСЕ имеет неплохие возможности содействовать урегулированию внутриукраинского конфликта. Самое важное – задействовать их эффективно и непредвзято. Как известно, представители ОБСЕ координируют работу минской Контактной группы и ее четырех тематических рабочих подгрупп. В рамках этого переговорного механизма стороны конфликта – Киев, Донецк и Луганск – согласовывают конкретные шаги для практической реализации минского «Комплекса мер». Он является основой урегулирования и, напомню, единогласно одобрен Советом Безопасности ООН в его резолюции 2202 от 17 февраля 2015 года.

Старт шведского председательства пока не оправдывает такие ожидания. В ходе визита на Украину 19-20 января уже в качестве Действующего председателя ОБСЕ Анн Линде допустила ряд высказываний, откровенно выходящих за рамки принятых в нашей Организации консенсусных подходов. Скажем, если к спекуляциям на тему Крыма в исполнении украинских и западных коллег мы уже привыкли и просто не обращаем внимания на их бесперспективные потуги, то чего-то подобного от действующего председателя ОБСЕ мы явно не ждем.

В любом случае, председательство обязано с уважением относиться к суверенитету Российской Федерации. Иначе мы «каши не сварим». В то время как «заварить кашу» – проще простого. Рассчитываем, что шведские коллеги впредь будут выполнять обязанности действующего председательства ОБСЕ более профессионально, не допуская злоупотребления своими полномочиями.

Мы призываем всех наших коллег серьезно, без ненужных спекуляций, относиться к необходимости скорейшего урегулирования кризиса на Украине. Ситуация в Донбассе остается непростой. Продолжающееся там противостояние – это не просто сухие цифры статистики ежедневных обстрелов, которых с начала этого года Миссия насчитала уже порядка трех тысяч. Это судьбы конкретных людей, которые уже седьмой год находятся в ожидании, когда же, наконец, на их землю придет мир.

Чтобы достичь устойчивого урегулирования, требуется политическая воля, которой, к сожалению, в Киеве не наблюдается. Сейчас украинский истеблишмент разделен фактически на два лагеря – сторонников силового решения, то есть так называемой «партии войны», и сторонников «заморозки» конфликта в Донбассе с неясными перспективами. А «партии» выполнения Минских соглашений, увы, просто нет. При этом здравые голоса тех, кто призывал четко следовать букве и духу «Комплекса мер», просто затыкались.

Вспомните, к примеру, показательную историю сентября 2020 года с тогдашним первым заместителем главы делегации Украины в Контактной группе Витольдом Фокиным. Президент Владимир Зеленский уволил его уже на следующий день после выступления в Верховной Раде, где господин Фокин высказался за выполнение положений «Комплекса мер» именно так, как они в этом документе и прописаны.

– Нужно посылать Киеву четкие сигналы о необходимости вернуться к логике «Комплекса мер» как единственной международно-признанной основе урегулирования внутриукраинского кризиса. Давать внятную оценку инициативам Киева, подрывающим минский процесс – таким, например, как представленный 11 января этого года законопроект о так называемом «переходном периоде».

В условиях пандемии особо остра потребность отмены бесчеловечной социально-экономической блокады Киевом жизнедеятельности Донбасса. Тем более, что сам факт ее осуществления грубо нарушает пункт 8 «Комплекса мер». В общем, настраивать Киев добросовестно выполнять взятые им обязательства.

– Защита от дискриминации русского языка и русскоязычного населения Прибалтики и Украины – одна из наиболее актуальных для нас тем в правозащитной повестке дня ОБСЕ. Ранее этому вопросу уделялось, на наш взгляд, недостаточное внимание со стороны Организации и ее профильных исполнительных структур. Одной из причин такого состояния дел является географический и тематический дисбалансы в их деятельности, а также в руководстве, где на протяжении многих лет было явное доминирование представителей государств к «западу от Вены».

Назначение господина Абдрахманова на пост Верховного комиссара по делам нацменьшинств дает надежду на некоторое выправление таких дисбалансов. Наши озабоченности до него мы, разумеется, уже довели. Рассчитываем на его активную работу по упомянутой проблематике.

В то же время, помимо ВКНМ, профессионального и непредвзятого подхода к возложенным на них функциям, в том числе по теме дискриминации русского языка в странах Прибалтики и на Украине, мы ожидаем и от всех других глав исполнительных структур ОБСЕ, включая генерального секретаря, директора Бюро по демократическим институтам и правам человека и Представителя по вопросам свободы СМИ. От этого во многом будут зависеть наши оценки их деятельности в целом.

— Да, практически сразу после назначения мы провели ознакомительную встречу с госпожой Терезой Рибейру. Донесли до нее российские озабоченности по всему спектру медиапроблематики, в том числе в связи с дискриминационными мерами в отношении российских и русскоязычных СМИ в ряде стран ОБСЕ. Особо акцентировали тяжелейшую ситуацию в государствах Прибалтики, где пресса продолжает подвергаться всем формам давления со стороны властей – вплоть до угроз уголовного преследования. Подчеркнули, что рассматриваем действия Риги, Таллина и Вильнюса как грубейшее нарушение международных обязательств по свободе СМИ. Кроме того, призвали госпожу Рибейру незамедлительно разобраться в ситуации и дать оценку подобным рестриктивным шагам.

Насколько известно, после нашей встречи она, как и обещала, провела встречи с постпредами Латвии и Эстонии при ОБСЕ, в ходе которых подняла вопрос закрытия Sputnik Эстония и преследования в Латвии журналистов Baltnews и Sputnik. Мы с удовлетворением отметили, что в ходе этих дискуссий госпожа Рибейру также указала на недопустимость ограничивать права журналистов на свободу выражения мнения и подчеркнула, что применение экономических санкций не должно нарушать свободу СМИ.

Мы рассказали госпоже Рибейру и про притеснения российских журналистов в других государствах ОБСЕ, до сих пор считающих себя «образцами демократии». Подчеркнули, что Россия не приемлет практику сегрегации прессы на «правильную» и «неправильную». Она согласилась, что необходимо придерживаться равноудаленного подхода, и подтвердила, что защита прессы остается приоритетом ее работы. Надеемся, это не пустые слова. По крайней мере, впечатления от общения с новым представителем остались позитивные. Мы, в свою очередь, также не намерены «сбавлять обороты» в деле отстаивания интересов российского журналистского сообщества.

В фокусе нашего пристального внимания также находятся процессы, связанные с усиливающейся цензурой глобального информационного пространства и сетевых ресурсов со стороны американских цифровых платформ, прежде всего Facebook, Twitter и Google. Их откровенный произвол в отношении российских и русскоязычных СМИ по-прежнему вызывает глубокое беспокойство, особенно в свете массовых блокировок и удаления российского контента в последние месяцы. Можно сказать, такие действия Big Tech приобрели системный характер и представляют собой грубую цензуру. В этой связи мы держим ОБСЕ «в тонусе» по этим сюжетам.

– Украина – совершенно особый случай, если речь идет о свободе СМИ. Там установлен попросту репрессивный режим политической цензуры. Медиаресурсы «ломают через колено», принуждая принимать политизированные установки, продвигаемые украинскими властями. Киев преследует цель свернуть распространение информации на русском языке. Как вы знаете, в предыдущие годы на Украине запретили вещание российских телеканалов – от новостных до таких неполитических, как «Улыбка ребенка» или «Охота и рыбалка». А потом пошла «зачистка» информационного поля уже в среде непосредственно украинских СМИ.

Однако 2 февраля этого года перед нами, судя по всему, предстал уже другой человек в роли президента. Своим личным решением он без всякого суда и следствия заблокировал вещание ряда украинских телекомпаний, среди которых оказались три ведущих новостных канала с огромной аудиторией – «112», «NewsOne» и «ZIK». Да еще и обвинил их в распространении некой «пропаганды», причем на русском языке. Ирония в том, что свое обещание «не закрывать никакие каналы» полтора года назад он давал как раз журналисту «NewsOne».

Мы, естественно, понимаем, что недавнее решение президента Зеленского не имеет ничего общего с ответственной информационной политикой в правовом государстве, хотя представители Украины и твердят постоянно о неких «ценностях». Как никогда к месту здесь пришлась бы цитата одного украинского политика (который, кстати, не так давно издал сборник своих «метких» изречений) – человек «окрасил себя в те цвета, в которые он окрасил себя». Воистину – в Киеве в завтрашний день могут смотреть «не только лишь все, мало кто может это делать».

Мы уже обратили внимание и Терезы Рибейру, и ОБСЕ в целом на столь вопиющие факты ограничения нынешними украинскими властями свободы СМИ. Что ж до борьбы с политическим инакомыслием, то и в Киеве, наверное, еще помнят мудрую русскую пословицу – «на каждый роток не накинешь платок».

– Действительно, распространение коронавирусной инфекции сильно изменило жизнь и работу дипломатов. Во-первых, дипломаты, как и другие люди, подвержены заболеванию. К несчастью, пандемия безвременно унесла жизни нескольких наших коллег, о которых мы глубоко скорбим. Многие сами прошли через тяготы этой болезни. Во-вторых, находясь вдали от Родины, многократно возросло чувство тревоги за родных и близких, оставшихся дома. Особенно в условиях тотального закрытия границ и жестких ограничений на передвижения.

Вместе с тем в условиях повсеместных «локдаунов» дипломатическая жизнь не закончилась. Особенно это касается деятельности многосторонних организаций, занятых в сфере поддержания международной безопасности. Что в полной мере относится и к ОБСЕ. Несмотря на то, что традиционные методы работы, включая регулярные очные встречи и заседания во дворце Хофбург, где размещается штаб-квартира ОБСЕ, пришлось временно отменить, важно было поддерживать контакты с партнерами, в том числе для выработки возможных путей реагирования на распространение вируса.

Мы продолжили работу в онлайн-формате. Речь не только о регулярных консультациях и заседаниях Постоянного совета – состоялось даже такое крупное мероприятие, как Совет министров иностранных дел ОБСЕ в декабре прошлого года, которое, кстати, оказалось весьма «урожайным» в плане итоговых документов.

В настоящее время российские дипломаты ведут планомерную работу по продвижению на международный рынок разработанных в нашей стране вакцин от коронавируса.

– Как мы уже говорили, традиционные методы работы дипломатов были переведены в дистанционный формат. Хорошо это или плохо? С одной стороны, в условиях пандемии удается поддерживать контакты, не подвергая риску здоровье дипломатов. Есть плюсы и в том, что онлайн-формат облегчил и расширил участие политических представителей и экспертов из столиц. С другой – ни один телефонный разговор не заменит личной беседы. При виртуальном контакте труднее создать доверительную атмосферу, расположить к себе собеседника, что является важной составляющей дипломатического искусства.

Отрадно, что по мере нормализации ситуации работа постепенно возвращается в привычное русло. Все больше встреч, в том числе на высоком уровне, уже проводится в очном формате. Буквально 2 февраля я принимал участие в переговорах министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Лаврова с министром иностранных дел Швеции Анн Линде, прибывшей в Москву с официальным визитом в качестве действующего председателя ОБСЕ. Хочется надеяться, что болезнь отступит, и жизнь, в том числе дипломатическая, возобновится полностью.

Источник: sputnik.by

Оцените статью
Applyprom - новости отовсюду!
Добавить комментарий