Ручная работа: в Молодечно делают баяны и продают их по всему миру

Экономика

Ручная работа: в Молодечно делают баяны и продают их по всему мируБеларусь.Live18:00 13.02.2021Получить короткую ссылкуhttps://cdn12.img.sputnik.by/images/07e5/02/0c/1046898659.jpgSputnik Беларусьhttps://cdn12.img.sputnik.by/i/logo.pngSputnikhttps://cdn12.img.sputnik.by/i/logo.pnghttps://sputnik.by/live/20210213/1046900713/Ruchnaya-rabota-kak-v-Molodechno-delayut-bayany-i-komu-ikh-prodayut.html

Побывали на фабрике, где делают баяны стоимостью до 7 тысяч евро, и узнали, почему именно белорусский инструмент порой перепродают европейцы.

В советские времена Беларусь обеспечивала музыкальными инструментами едва ли не весь Союз. Многие наверняка помнят фортепиано с названиями «Октава» и «Беларусь». Они были почти в каждой школе наравне с таллиннской «Эстонией». Выпускали в БССР цимбалы, балалайки и гитары.

А еще – баяны. Ими занимался Молодечненский завод музыкальных инструментов, в 80-х годах в его цехах собирали около 40 тысяч единиц в год. Но в 90-х госпредприятия не стало. Однако технологии производства народного инструмента в Молодечно все же удалось сохранить.

Корреспондент Sputnik Беларусь Денис Кошелев побывал на частной фабрике «Зонта» и нашел ответы на вопросы, почему белорусский баян не собирают на конвейере, сколько времени уходит на изготовление одного инструмента и почему в Европе так ценится «кнопочный аккордеон» из Молодечно.

Своим возникновением баян вообще-то обязан гармони, она появилась более двух веков назад. Усилиями различных мастеров и многих поколений гармонь усложнили, улучшили и превратили в технически сложный механизм.

Когда прибываешь на фабрику «Зонта», сперва создается впечатление, что вся эта история об уникальности – самый обычный народный баян. Ну, нахваливают сами себя мастера, как говорится.

Когда прибываешь на фабрику «Зонта», сперва создается впечатление, что вся эта история об уникальности – самый обычный народный баян

Невзрачное двухэтажное здание фабрики, часть помещений – в подвале. Производство как производство. Но вся суть – в деталях.

«Деталей у баяна немало – около 2,5 тысячи. Потому и собрать такой инструмент – задача посильная не всем», – начинает беседу с нами начальник производства Владимир Стасевич.

Владимир Иванович показывает цеха. Небольшие комнаты, в которых трудится около 25 человек.

Владимир Стасевич, начальник производства фабрики «Зонта»

«Вот эти мужики создают сердце баяна – голосовые планки. В ней находятся металлические язычки, их может быть до 800 в одном инструменте. Каждый язычок крепится в планку, но с определенным зазором, от которого зависит звучание. Воздух проходит через зазоры – так и рождается звук», – рассказывает начальник производства.

В разговор вступает Михаил Ситько, музыкальный мастер, он как раз и занимается изготовлением планок. Сам он по образованию кларнетист. А с баянами работает уже 30 лет.

«Так получилось. Здесь обязательно слух нужно иметь – потому музыкальное прошлое очень выручает сейчас. Но и хорошие руки должны быть. Выточить аккуратно язычки, чтобы они звучали хорошо. Кстати, звучание своего баяна узнаю с закрытыми глазами», – рассказывает специалист.

Михаил Ситько, музыкальный мастер, рассказывает, что в его профессии обязательно нужен музыкальный слух и хорошие руки

На входе в его рабочую комнату – плакат с изображением известного белорусского баяниста Владислава Плиговки, с автографом.

«Он долго играл на моем инструменте. И многие конкурсы выиграл, кстати. Но сейчас уже играет не на «Зонте», а на «Scandalli» (баян итальянского производства)», – вспоминает Михаил Александрович.

Плиговка выиграл все, что устраивали в мире для баянистов, – конкурсы в Европе, США и Австралии. Среди них — чемпионат мира баянного искусства «Клингенталь». Победа на нем считается вершиной мастерства. Для предприятия же сотрудничество с Плиговкой – гордость, ведь такой именитый баянист начинал карьеру с их инструмента.

Для предприятия сотрудничество с Владиславом Плиговкой – гордость, ведь такой именитый баянист начинал карьеру с их инструмента

«И баянов одинаковых не бывает. Это штучный товар. Каждый заказчик требует свое звучание, – рассказывает особенности изготовления Михаил Ситько. – Россияне просят, чтобы громче звуки были, а итальянцы – потише, разливистее. Тем более, на Западе хорошие залы и хорошая акустика».

Говорят, настроить баян сложнее, чем орган. Эта операция у мастера-настройщика может занимать и неделю.

Мастером по изготовлению мехов вот уже 22 года работает Елена Монид. С порога задаемся популярным вопросом: порвать меха можно?

«Можно, – смеется Елена. – Но нужно очень постараться. А вообще основа меха – картон. Специальный, плотный. Мы его связываем, обклеиваем, обшиваем тканью. А потом мех отлеживается две недели, и только тогда соединяем правый и левый корпус баяна».

Елена Монид мастером по изготовлению мехов работает вот уже 22 года

Мастер показывает потрепанный мех, его принесли для ремонта. Подшучиваем: «Может, тещу так хоронили?»

«Все может быть, – юморит уже начальник производства Владимир Стасевич. – Хотя на нашей памяти такого не было. Но на праздниках меха рвали и потом в ремонт приносили – такое бывало!»

На «Зонте» почти все детали делают сами. И корпуса, и резонаторы (в них потом вставляют голосовые планки). Если надо, то сошьют чехол для инструмента.

За механику левой и правой части баяна, кстати, отвечают разные цеха и разные специалисты. Здесь каждый заточен под что-то свое. 

Материалы для деталей приходится в основном закупать за рубежом. 

На «Зонте» почти все детали делают сами

В токарном цехе из дерева выпиливают те самые резонаторы. Древесину либо заказывают в России, либо везут из Витебской области. Нужен либо бук, либо «резонансная ель».

«Она на севере растет, и плотность у нее особая. Белорусская обычная ель не годится. Мы даже из хорошего дерева до 50 процентов отбраковываем», – делится особенностями изготовления резонаторов столяр Павел.

На предприятии все специалисты уникальны, заверяет руководство.

Тот же столяр Паша, заменить которого некем. Если он захочет уйти, то ему придется готовить вместо себя замену. Человек должен пройти обучение. И только когда освоит все тонкости, его могут принять на работу.

Столяра Пашу заменить просто некем: если он захочет уйти, то ему придется готовить вместо себя замену

На особом счету и Марина Чаевская. На фабрике она облицовщик музыкальных инструментов. Работа вредная – приходится быть в отдельном помещении, в специальном респираторе.

Марина обклеивает баяны. Как говорит сама, создает их запоминающийся образ. Хотя заказчики почему-то предпочитают черный цвет, классический. На западе делают модели поинтереснее.

«Но если заказчик пожелает – мы тоже и цвет любой сделаем, захотите – и стразы наклеим, все что душе угодно», – отмечает мастер.

У Марины Чаевской, облицовщика музыкальных инструментов, работа вредная – приходится быть в отдельном помещении, в специальном респираторе

Материал для отделки инструмента – целлулоид. Его специально вымачивают 12 часов в растворе с ацетоном, благодаря чему он становится мягким, а значит – им уже можно обклеивать баян.

Финальная часть – шлифовка, после которой инструмент становится не матовым, а глянцевым.

На фабрике вспышки коронавируса, говорят, не было.

Хотя итальянцы из-за пандемии до сих пор три своих баяна забрать не могут. Лежат на складе. Один инструмент ждет отправки и в Польшу. Но просто так баян не отправишь почтой – весит он немало, в районе 15 килограммов, а если при транспортировке бросят – звучание нужно будет перенастраивать.

Потому, как правило, инструмент забирает сам заказчик. Приезжает на предприятие – и вместе с настройщиком еще раз подгоняет звучание «под себя».

На столе в отделе продаж стоит красивый черный баян «Зонта». Интересуемся – кому принадлежит. Оказалось, привезли из Дома культуры Мозырского НПЗ.

«Чтобы нефть под музыку лучше продавалась, – шутят работники. – А если серьезно, то что-то подрегулировать надо, вот они и вернули. Игрушка дорогая, эта стоит порядка 16 тысяч рублей. Поэтому мы и гарантию на 2 года даем, и специалиста на место отправим, если нужно, чтобы устранил неисправности или отрегулировал звук».

На предприятии не гонятся за количеством заказов. Главное – качественное исполнение

Ростислав Мойса, директор и совладелец фабрики, рассказывает, что на предприятии не гонятся за количеством заказов. Главное – качественное исполнение.

«Один баян делаем порядка 3 месяцев. От заготовок до упаковки», – рассказывает он.

Вспоминает руководитель и визит Анатолия Тозика, когда тот был вице-премьером.

«Он посмотрел, как мы работаем и что производим, и сказал, что после Великой китайской стены это второе место, которое его поразило за долгие годы. Так что выводы сами делайте», – смеется Мойса.

В основном технику на фабрике покупают частные компании либо бюджетные структуры – музыкальные школы, колледжи, академии.

«Много работаем и с Россией. Отправляем инструменты в Италию, Германию, Францию, Польшу, были заказы в Аргентину и США», – говорит директор.

Руководитель фабрики рассказывает о том, что были случаи, когда перепродавали белорусские баяны.

«Мы итальянцам продали где-то за 7 тысяч евро инструмент. А через некоторое время на eBay видим его за 13 тысяч», – вспоминает случай Ростислав Иванович.

«А все почему? Потому что у них на фабриках похожие экземпляры будут стоить в несколько раз дороже», – резюмирует директор фабрики.

Ростислав Мойса, директор и совладелец фабрики «Зонта»

Он вспоминает и случай, когда в Китае у одного известного артиста украли баян производства «Зонта»: 

«Оставил в поезде на полке, на гастролях был, лег спать, а проснулся – баяна нет, приглянулся кому-то!»

На «Зонте» делают более 20 разновидностей баянов. Если надо – соберут гармонь. При желании – и аккордеон. Оказалось, что это и вовсе одна из нескольких в мире фабрик, которая выпускает аккордеоны с 55 нотами на правой клавиатуре. Почти как на рояле.

С его слов, аккордеон вообще проигрывает баяну в эргономике. На баяне можно сыграть почти все произведения, взять все октавы. У обычного аккордеона диапазон уже. Потому на него и спрос меньше.

Спрос на музыкальные инструменты, говорят на фабрике, не падает. Проблема в другом – современное поколение не слушает инструментальную музыку.

«Вот даже советская попса была, ее мы играли на баяне. А это теперешнее я не знаю, как играть, – раздосадовано говорит Ростислав Мойса и добавляет: – Вот все ругают американцев, мол, ума немного. А вы посмотрите, кто у них в основном побеждает на «Грэмми», – исполнители кантри-музыки. Они ценят свое, аутентичное».

Руководитель фабрики уверен: пока советское поколение живо – спрос на баян будет всегда

Но руководитель фабрики уверен: пока советское поколение живо – спрос на баян будет всегда.

«Это состояние души, понимаете? Но и играть на таком инструменте нужно уметь. И желательно на хорошем», – напоследок говорит Мойса.

Источник: sputnik.by

Оцените статью
Applyprom - новости отовсюду!
Добавить комментарий