Жирафа видели, а корову – нет: чем Беларусь может привлечь европейцев

Экономика

Жирафа видели, а корову – нет: чем Беларусь может привлечь европейцевТуризм09:01 02.01.2021(обновлено 09:03 02.01.2021) Получить короткую ссылкуhttps://cdn12.img.sputnik.by/images/07e4/0c/1e/1046531187.jpgSputnik Беларусьhttps://cdn12.img.sputnik.by/i/logo.pngSputnikhttps://cdn12.img.sputnik.by/i/logo.pnghttps://sputnik.by/tourism/20210102/1046531754/Zhirafa-videli-a-korovu—net-chem-Belarus-mozhet-privlech-evropeytsev.html

Эстонец Март Рейман объехал больше ста стран и собирается написать книгу «Моя Беларусь». Он уверяет: выйдет еще интереснее, чем если бы он взялся описать Бразилию или Афганистан.

Друг Марта Реймана с удивлением обнаруживает, что его родной город на юге Эстонии находится ближе к Беларуси, чем к Таллинну. Так начинается книга Марта о Беларуси, которую он готовит для эстонского издательства.

Март Рейман – доцент Таллинского университета, член Совета по развитию сельского туризма Эстонии и путешественник. Впервые в Беларусь он приехал в 2015 году – и с тех пор бывает здесь каждый год.

«Когда я связывался с издателем, рассказал ему о своей идее написать книгу о Беларуси в полдвенадцатого ночи, а через полминуты получил ответ на электронную почту: «Это очень интересно!». У нас очень мало информации о Беларуси на эстонском языке. Для эстонцев это Россия. Сейчас появилось достаточно новостей из вашей страны, и многие проснулись: а может, Беларусь чем-то особенная?» – рассказывает Март.

Он говорит, что старый эстонский туристический слоган «Positively surprising» – «приятно удивлен» –  отлично подошел бы для нашей страны. Турист ничего не ждет от Беларуси и зачастую приезжает сюда, лишь когда уже осмотрел остальные доступные европейские страны. И остается приятно удивлен – «Positively surprising».

– Я был в Москве, работал в Плехановском университете. Выдался выходной, тогда прямых рейсов в Минск из Эстонии еще не было, так что я воспользовался возможностью приехать в Беларусь из Москвы.

В этом смысле Минск – это как Хельсинки и Стокгольм. В центральной Европе такого нет, во Франции, например, пешеходам нужно быть очень аккуратными.

А вот без знания русского языка в Минске мне бы пришлось сложно. Я вступил в группу в Facebook, в которой объединяются экспаты, и не встретил там ни одного человека, который бы не говорил по-русски. Мне интересно было бы познакомиться с теми, кто живет в Беларуси и, в отличие от меня, не владеет русским языком.

Имидж вашей страны в Европе не самый лучший. Путешественники едут в Беларусь в последнюю очередь, если уже всюду побывал. Но я не слышал, чтобы кто-то из тех, кто попадает сюда, негативно отзывался о стране.

При первом знакомстве Минск показался Марту Рейману более европейским, чем Москва

Я родился в колхозе. В Беларуси колхозы сейчас называются иначе, но свою суть сохранили. Я испытываю по отношению к этому много теплой ностальгии, как и многие в Эстонии. Раньше считалось, что в Советском Союзе все было плохо, а теперь люди начали анализировать и могут сказать, что именно было плохо – а что было хорошо. Мы успокоились и можем вспоминать что-то хорошее.

В Беларуси много хороших остатков советской системы. Как я часто говорю, я здесь, чтобы рассказывать о вашем будущем. Все, что у вас есть, у нас было. Но у вас есть и возможность сделать будущее лучше, чем было у нас. Я могу говорить о наших ошибках, чтобы вы могли использовать наш опыт.

В Эстонии есть люди, которые могут рассказать вам о наших ошибках. Мы достаточно далеко от вас территориально, и потому наши народы не ругались. Но достаточно близки, чтобы считать вас своими. Мы тоже очень маленькая страна, никого не обидели, и наш опыт может быть полезным.

– Я работаю главным образом с сельским туризмом и могу давать советы в этой сфере. Что случилось с эстонским селом? Большинство колхозов разрушили. У людей была ностальгия по тем временам, когда их предки имели свои хутора.

Но этот этап, когда фермерам вернули их 30 гектаров, тоже был важен. Если бы мы этого не сделали, могли бы рассуждать о том, как могло бы быть, если бы мы пошли на такой шаг.

У моей семьи тоже есть ферма. У нас 150 коров и 700 гектаров земли. И это самая маленькая ферма, какая может выжить в Эстонии. В новом ЕС нет той поддержки, какая была в старом, когда значительная часть европейского бюджета была направлена на сельское хозяйство.

Но когда мы стали членом ЕС в 2004 году, такой поддержки уже не получили. Сейчас в Эстонии среди самых сильных аграрных организаций – те колхозы, которые сумели не развалиться. В вашей терминологии это что-то похожее на ЗАО.

– Мы двадцать лет пытались развивать эту сферу без поддержки государства. У вас же поддержка большая. Я слышу, как работают ваши колхозы, и это возможно только при сильной господдержке.

– Мой хороший друг владел хорошей компанией. А потом в один день все продал и купил деревню. Отец его не понял: сын был важный человек, у него были сотрудники, престижная работа – а теперь сидит здесь в деревне.

Рейман говорит, что может рассказать об ошибках эстонцев, чтобы белорусы могли использовать этот опыт и не повторять их

Но у вас это еще редкость, а у нас подобного уже много. И этот парень, который пришел из большого города, в деревне остается активным. Он даже связывает тех людей, которые раньше жили в одной деревне и не общались. У местных жителей есть своя история взаимоотношений: «Твоя бабушка обманула моего дедушку». А новые люди могут их связать.

Вы говорите, что у вас этого нет. Но будет! Будет, шаг за шагом.

Нужна стратегия развития сельской жизни. У нас даже нет Министерства сельского хозяйства и аграрного университета – вместо этого Министерство сельской жизни.

У вас сейчас все принадлежит государству. Но что будет дальше? Я думаю, это интересно узнать. Может, вы сделаете все лучше, чем мы.

Единственные две страны, где эта разница не так заметна, – Норвегия и Беларусь.

Когда я путешествовал по Китаю, у меня был шок. Это страна с развитой экономикой, но когда я ехал через Китай, то не видел ни одного трактора на полях. Только быки, как в средние века.

Люди в селах там безграмотные. Серьезно – не умеют читать и писать.

А в Беларуси в каждом поселке есть музыкальные школы, качество образования детей хорошее. Я чувствую, что жители Минска думают: жизнь возможна только в столице. Но если приедешь в регион, то увидишь, что и там достаточно хорошо люди живут.

Я знаю, что, например, в Москве на ВДНХ белорусский павильон популярен. Другие павильоны мертвые, а войдешь в белорусский – там все живет.

– А у вас есть так много ресурсов? Цели и мечта должны быть реальны. Россия ваши продукты знает, и это достаточно большой рынок.

– Ну да. Но про то, чтобы Европа знала, можно забыть. Можно искать отдельные рынки. Например, немцы ценят чистый продукт. Может быть, Австрия, Швейцария. Но чтобы вся Европа – это плохая идея, нужно искать ниши, вот это было бы хорошо для вас.

В Эстонии таких амбиций нет, мы стараемся накормить наш народ, это наша цель – меньше импортировать. В этом наши амбиции, а не в том, чтобы покорить европейский рынок.

– Зубр и усадьбы. Правда, европейцам нравятся большие животные. В этом году я пообещал, что не уеду, пока не увижу зубра в дикой природе. Уже нашел ребят, которые сказали, что это возможно.

В Эстонии есть интересный проект, который могли бы перенять белорусские усадьбы – день открытых хуторов. Один день, когда все наши хутора показывают себя и своих животных. Одно из самых популярных событий в Эстонии, потому что другой связи с сельской жизнью у многих людей нет, это экзотика.

Многие ребята видели жирафа и слона, а корову не видели, потому что в зоопарке коров нет. А на пастбищах в Эстонии коровы не пасутся, большинство из них не выходит из коровников.

Для эстонцев в Беларуси интересен именно семейный туризм. Взять машину – и поехать смотреть страну. Пляжей у вас нет, лыжных курортов тоже. Вернее, есть, но никто из иностранцев туда не поедет. Мир и Несвиж – в каждой второй деревне Германии точно такие же замки, и даже больше.

А вот агроусадьба – это интересно. К тому же, у вас люди очень творческие, могут организовывать мастер-классы – для детей это так интересно!

– У меня в Эстонии давно спрашивали, когда выйдет моя первая книга. О чем она будет? Афганистан или Бразилия? О каких приключениях я расскажу? Но я выбрал написать первую книгу о Беларуси. И это будет еще интереснее, чем если бы я взялся рассказать об Афганистане или Бразилии.

  • Выходные под Брестом: гробница короля, слуцкие пояса и пикник в парке
  • Деревня с 500-летней историей: полесская жизнь в Погосте
  • Полесские дауншифтеры живут в глуши в домиках хоббитов и ждут невест

Источник: sputnik.by

Оцените статью
Applyprom - новости отовсюду!
Добавить комментарий